Новости

День памяти Царской семьи

Опубликовано: 18.07.2020
Поделиться:

История проходит через Дом человека. Мысль эта утверждена в русской культуре гением Пушкина. В эти дни июля я думаю о нашем отношении к нашей истории. В чем же проявляется характер такого отношения? В нашем отношении к собственной маленькой истории, к биографии нашей семьи.

Меня поразили два недавних разговора.  В них, на мой взгляд, наглядно выразилось это отношение.

Первый: о советской истории и о месте в ней дореволюционного прошлого. «А, может быть, и не было никакого дома Ипатьева и Алапаевска. Кто теперь докажет, что это было – убийство царской семьи? Все так запутано в нашей истории».

Второй: о семейных архивах и поисках родовых корней. «И зачем всем этим заниматься? Что это изменило или изменит в нашей истории? Наверное, только старичкам и старушкам важно что-то оставить после себя, сохранить что-то от своей жизни».

Два человека разных социальных положений, образования, образа жизни.

Почему в нас так и не укрепляется связь настоящего с прошлым и будущим?

И не помогают дни памяти и места памяти, все усилия государства.

Простое понимание ответственности за настоящее как точки сопряжения всего времени – в чем оно прорастает?

Может быть, публикация строчек дневника из далекого 1920 года что-то пробудит в нас – если не ясность мысли, то отзвук сердца.

Автор этого дневника Ольга Михайловна Веригина.

Ольга Михайловна Веригина, 1903 (Войн, Орловская губ., Россия) - 1998 (Бюсси-ан-От, Франция).

Ольга Михайловна Веригина родилась в России, в Войне, (Орловская губерния), в имении своей тетушки Ольги Алексеевны Нечаевой 11 сентября (ст.ст) / 24 сентября (н.ст.) 1903 года.

Родители:

Михаил Константинович Веригин (г.р. 25.09.1870 - †28.07.1911)

Домна Алексеевна Масальская (г.р. 25.12.1872 - †15.11.1960)

Веригины – древний дворянский род, происходит от некоего Дементия Ермолаевича, сына знатного польского шляхтича герба Бонча, приехавшего в конце ХIII в. на службу к Великому Князю Дмитрию Александровичу (сыну Александра Невского).

Детство  и отрочество Ольга Веригина провела в Крыму.

Наступление «некалендарного ХХ века» (А. Ахматова) для неё совпало с началом отрочества, с пробуждением одаренной, тонкой и поэтически настроенной личности. Записи Тетради (дневника) от 1916 года передают потребность, рано проявившуюся, – запечатлеть мгновения уходящего. Неслучайно, Ольга Михайловна среди любимых стихов русской поэзии, переписываемых в записных книжках в разное время, но в течение всей жизни, называет стихотворение А. С. Пушкина «Моя родословная»: переживание истории России как своей личной, семейной истории – главная черта подлинного, духовного аристократизма, и это переживание –  общее для них: Пушкина и маленькой девочки из Ялты.

Ольга Михайловна покинула навсегда Россию – Ялту – в ноябре 1920 г.

 

***

Тетрадь 1-ая. Отрочество. Октябрь, 1916 – Ноябрь, 1920.

1921 год

17 Сентября

«Так хочется домой в Россию. Все как-то здесь её распинают своими разговорами. Я молчу. Молчу о Боге и о России молчу, – это все слишком в глубине сидит. Люблю Достоевского за его русскость и православие. Читая его, верю, что всё у нас там кончится хорошо…»

 

7 Октября, четверг

«Так тянет в Россию. Но жив ли Государь…Наследник…»

 


 

1920 г., Ялта.

О разреши мне, Боже – Искупитель

Спасти себя от пошлости земли,

О, Господи, рабе своей внемли –

Открой мне путь в смиренную обитель…

Я так молюсь!....

* * *

Разбегаются шаткие тени…

Воздух ласково-тих, недвижим,

И я вновь опускаю колени

Перед образом чистым Твоим.

Так божественно-кроток Твой взгляд,

Что земного не нужно, не надо

И не хочется к людям назад.

Я пришла рассказать о сомненьях,

О сомненьях угарного дня;

Я молю – дай, Святая, забвенье,

Успокой, убаюкай меня.

Побороть не могу я страданья,

Не могу огорчений простить…

Отнесись же хоть Ты с состраданьем,

Помоги ненавистных любить.

Помоги мне прощать оскорбленья,

Оскорбленья ничтожных людей…

О, услышь же, Святая, моленья

Недостойной рабыни Твоей.

 

 

1922 год

30 декабря

«Снова в кружке говорили много умно и искренно…И потом, когда я возвращалась домой по неприветливым улицам засыпающего города, когда холодный ветер больно колол мне лицо, а черные крылья фонарей жутко колебались, я думала о святой тяжести жизни там, в покинутой из страха и слабости России.»

 

Благодарим Михаила Алексеевича Можайского, сына Ольги Михайловны, за возможность опубликовать эти материалы из семейного архива.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ № 19-011-00775 «Топология культурной памяти в диалоге поколений».

Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь четез одну из социальных сетей: